Новости нашего бизнеса

reposted by voytosha
В минувшее воскресенье наблюдал постыдную сцену около Благовещенского кафедрального собора. У входа в храм видел объявление на китайском языке — рядок иероглифов о чем-то извещал наших заречных соседей.


Прошел мимо. А когда выходил из храма, то остолбенел от полной цинизма картины. На церковным пороге, перед самым объявлением на китайской «мове», табунок соседей из Поднебесной нерешительно переминался с ноги на ногу. Девушка в платке требовала с переводчицы деньги за вход в храм… Китаянка густо залилась краской, затем полезла в сумочку, достала мятые купюры и начала их растерянно считать.

— Сколько с вас просят денег? — спрашиваю у нее на китайском языке.

— Пятьсот рублей, — тихо отвечает она.

Не выдерживаю и говорю христианке в платке:

— А вам не стыдно брать с людей деньги за вход в храм Божий?

— Они — китайцы! — как обухом по голове ударила меня ответом дева в платке.

— Они — люди, создания Божии, а вы берете с них деньги за вход в дом Божий. Понимаете, не ваш, а Божий! — говорю я.

— Я по благословлению, — на октаву ниже отвечает мне кассирша.

— Мужчина, она по благословению это делает, а не по своей воле, — вступились за нее две товарки.

— Вы же христианка? — продолжаю я.

— Она по благословлению. А вы не судите! — привычным словесным штампом ответил мне церковный причт.

Спускаюсь с крыльца храма, во дворе стоит молодой рослый священник.

Диалог с ним можно рассказывать со сцены как концертный номер.

— Здравствуйте, батюшка!

— Здравствуйте!

— Скажите, а почему с людей берут деньги по пятьсот рублей за вход в храм Божий?

— Что вы?! Не по пятьсот, а по пятьдесят, с китайских туристов…

— У Бога нет туристов, у него все люди.

— А нам на что-то же надо все это содержать?! Берут же деньги за вход в Исаакиевский собор, за вход в храм Спаса на Крови…

— Вы говорите про музеи, а я вам про храм Божий.

— За вход в храм Христа Спасителя тоже берут деньги, — не сдается поп.

— Вы, как христианин, считаете это нормальным? — тоже не сдаюсь я.

— Мы берем деньги на содержание экскурсовода, — парирует мой собеседник.

— При мне люди за деньги зашли в храм без экскурсовода, — говорю я.

— А вы знаете, как они себя ведут в храме без экскурсовода?! — спрашивает визави тоном человека, знающего страшную тайну.

— Как все туристы в мире, может, кто и шумит, то это по незнанию, — замечаю я.

— Знаете, как на них люди жалуются?! — он меня снова уводит от темы.

— Скажите, как вас зовут? — заканчиваю я разговор.

— Отец Венедикт, — отвечает мой собеседник.

Да-да, он так и сказал: «Отец…»

Я проехал 35 стран мира. Нигде, слышите, нигде не видел, чтобы брали деньги за вход в христианские храмы. За вход в музей берут. За посещение Божьего дома — нет.

Я бывал в соборах и маленьких костелах Польши и Франции, тихо стоял в храмах Белграда и сербского городка Суботица, молчал в бедной церковке в молдавской деревне и соборе австралийского Сиднея. Молился в храме турецкого Стамбула. И нигде с меня не потребовали ни копейки. Ни единого цента или грошика.

Я по-старомодному глубоко убежден: таинствами не торгуют, входных билетов в Божий дом не бывает. Слышите, люди в рясах, клобуках и подрясниках — не бывает!

Вы привычно скажете, что храм надо содержать. И будете правы. Но ваш прайс и так не благотворителен. Свечка тоньше пальчика младенца стоит 50 рублей. Одно имя, за которое вы обещаете молиться ровно сорок дней, — 150 рублей. У вас есть фиксированная, помноженная на галопирующую инфляцию цена за крещение, отпевание, венчание и прочие обряды и таинства… Вам все мало?! Теперь вы решили брать деньги с людей просто за вход в храм?

Вы просто обнаглели, господа…

Посмотрите, сколько стоят облачения для епископа? На его наряды денег уходит как на месячное питание в районной больнице. Зайдите на сайт церковных мастерских по имени Софрино. Там митры, панагии и прочие облачения продаются по цене иномарки.

Мой вопрос (на который, я знаю, ответа не будет), но все же… Он архиепископу Благовещенскому и Тындинскому Лукиану. Леонид Сергеевич Куценко, скажите, сколько стоят ваши облачения? А еще скажите, каков годовой доход вверенной вам епархии? И сколько она заплатила налогов? Полагаю, что фискальные органы в ту бухгалтерию носа не суют. Видимо, боятся, что Бог накажет…

Ну, а если серьезно, то от увиденного и услышанного стало грустно и больно. До омерзения. Почему-то в душе появилось чувство, что Бог, узнав, что за посещение его дома берут (вернее требуют) деньги, тихо вышел из этого храма. Бесшумно спустился по ступенькам. И ушел. Не оглянувшись…

Он по-другому поступить просто не может.

https://ampravda.ru/2019/07/15/089667.html

Ну что, кажется, утром с фильмом Оливера Стоуна я ошибся - смотрите "Нерассказанную историю Украины"

reposted by voytosha
Видео взято с американского ресурса Ютуб

Ну что, кажется, утром с фильмом Оливера Стоуна я ошибся -- смотрите "Нерассказанную историю Украины" уже прямо сейчас (!)

"Поехали"



Медведчук: "Я попал под санкции США одним из первых в марте 2014 года. В официальных документах Белого Дома указано о том, что я подлежу санкциям Соединенных Штатов из-за первое: что я отстаивал принципы построения в Украине федеративного устройства государства. Это странным является для страны, которая является федерацией и против того, чтобы федерация была в Украине"

Read more...Collapse )

(no subject)

reposted by voytosha
Чем старее становишься, тем больше возрастает внутреннее противоречие между своей неповторимой исключительностью и вечной неизменностью бытия. 

Осознание себя личностью создаёт историю, собственную или общества в личном его понимании. А прикосновение к вечности утверждает в убеждении, что времени нет, а значит и нет никакой истории - всё вечно, ничего не меняется и наши предки отличались от нас лишь одеждой и сантехникой. И что прав Соломон. И кстати, это самый серьёзный внутренний довод против теории эволюции. 

Личное самосознание рождает страх смерти, а от ощущения вечности он исчезает. 

По-настоящему история начнётся, когда мы станем бессмертными. Благодаря воскресению или пусть даже науке. 

Заболел вчера чем-то, было плохо, даже думал, что так и умирают люди. Но при этом не было страха смерти, а было любопытство, что наконец-то начнётся история. А сегодня уже терпимо и на поправку и уже боюсь и жалею себя. И на фиг историю.

О слезинке ребенка

reposted by voytosha
Read more...Collapse )
Ну, а что "духовные лица" самую страшную войну выставляют как "результат и следствие духовной разрухи" - это естественный закон данного корпоративчика.

Но хочется спросить конкретики: как именно духовная разруха в головах своим результатом и следствием возымела войну с Германией?

Ответ тут редко формулируется прямо, но подразумевается: Бог воспользовался рабом Своим Адольфом, чтобы покарать безбожных коммуняк. Этот ответ маскируется в безличных фразах - "вся история Израиля раскрыта в том ключе, что когда народ Божий отступает от Бога, то он подвергается различным катаклизмам и катастрофам". Так кем подвергается? Что так стыдливо? Вот пусть аспирант кафедры теологии Госуниверситета и скажет: "Именно наш Господь, Иисус Христос наслал Гитлера и войну на нашу страну за неправильное отношение к духовным лицам". Давайте, скажите детям, у которых нацисты выкачивали кровь для своих госпиталей, что это Боженька их покарал за их некрещеность.

Слабо?

Нет, есть и другой вариант ответа: мол, духовное безумие породило безумие политическое, и Сталин сам напал на Германию (читаем Резуна). Ну, а дальше известный тезис про "хитрость Промысла": Сталин хотел от войны одного, а вышло другое.

Оба варианты не хороши? А других не завезли. Жрите, что дают.

Так и надо признать, что с устаревшим инвентарем семинарской апологетики не стоит вообще касаться этой темы.

Евреи первые почувствовали кризис своей послевоенной апологетики и поставили вопрос "Как возможно богословие после Холокоста". Православные чувствуют себя победителями-триумфаторами и потому так легко переступают через убитые миллионы. "Бог через войну привел нас к Победе и к новому массовому крещению!". Опыт философии экзистенциализма прошел мимо наших семинарий.

... Много лет на своих лекциях я говорил, что есть вопросы, на которые нельзя отвечать даже самому себе.
Не случайно в книге Иова Господь задает Сатане вопрос: "откуда ты пришел?" (Иов. 1,7).
Происхождение зла необъяснимо не только потому, что оно означало бы разложимость тайны свободы на философские реактивы. Дело в том, что не только философски невозможно, но и нравственно недопустимо описывать происхождение зла. В русской философии произошел настоящий бунт, заключавшийся в том, что, едва речь заходила о проблеме происхождения зла, философы и богословы просто отказывались ее решать. С.Л.Франк при этом пояснял, что в силу нашей ложной (а потому, наверное, и распространенной) мыслительной привычки, "объяснить" - значит "понять", а "понять" - значит "простить". Так вот, говорил он, прощать зло я не намерен - а потому и не буду придумывать, откуда, как и "в силу каких причин" оно произошло. У зла нет причин, нет оснований - его не должно быть и ни к чему строить такие схемы мироздания, которые рационально и аргументированно показывали бы необходимость зла и предоставляли ему уютное место. "Здесь человеческая мысль претерпевает жгучий соблазн доказать необходимость греха, его неизбежность во вселенском равновесии, и этим "оправдать Бога". Подобает с сугубой трезвостью духа преодолевать эти искушения", - подтверждал эту позицию и о.Георгий Флоровский.
Когда Спаситель пришел к людям - Он не стал им объясянять происхождение зла. "Кто согрешил - он или родители его?", - спросили Христа, показывая на слепорожденного. Ответ был странен: ни он, ни родители его, но это - чтобы явилась слава Божия". А где явилась слава Божия? - На Голгофе. Перед распятием Христос говорит: "Ныне настало время прославиться сыну Человеческому". Прославиться не в смысле стать известным, а в смысле явить подлинную силу Божию. Итак, Сын Божий пришел в мир, чтобы победить зло, а не чтобы его объяснить.
Архим. Софроний (Сахаров) возмущенный видением страданий, обратился к Богу с вопросом "Почему Он допускает?" - и "в ответ я услышал в сердце слова: "Разве ты распялся за них?"...

Я не знаю, как религии без Креста (ислам или иудаизм) объясняют наличие страданий в мире всеблагого и вседовольного Творца. Наверное, всегда можно затянуть боль сердца пластырем какого-нибудь софизма. (Один из них приводит Боэций: "Значит, Бог может содеять зло? - Нет, - сказал я. - Стало быть, зло есть ничто, если его не может содеять Тот, Кто может все").
Но в христианстве Бог просто распялся вместе с людьми. И на вопрос "где был Бог, когда Его народ был в Аушвице", христиане могут дать ответ: "Он был там же. Ему свойственно быть на кресте".
Голгофа - полнота Промысла. К Кресту Творца молча складываются кресты человеческие.
Вопрос о войне, о страданиях детей - это проклятый вопрос. Им нужно болеть и от него нельзя "выздоравливать". Подобно Иову, нельзя позволять "друзьям" обкрадывать себя шпаргалкой с заранее заготовленным благочестивым ответом. Надо донести свой кровоточащий и возмущенный вопрос до Бога. До Его Суда. Сначала Он будет спрашивать меня. Потом, быть может, у меня появится возможность спросить Его. А до той поры лучше молчать и беречь свою боль. Очеловечивающую боль.

Такие вот мысли из помойки...